Кошки Юрия Куклачёва обожают песни SHAMAN

ЭКСКЛЮЗИВ МУЗ-ТВ: дочь Виктора Салтыкова Анна — о жизни в США, разводе и творчестве
24 августа 2022, 11:16

ЭКСКЛЮЗИВ МУЗ-ТВ: дочь Виктора Салтыкова Анна — о жизни в США, разводе и творчестве

Как сложилась судьба одной из самых ярких участниц «Новой Фабрики звёзд».

В 2017 году в эфире «МУЗ-ТВ» шла «Новая Фабрика звёзд». По результатам зрительского голосования победа тогда досталась Гузель Хасановой. Среди участников рейтингового проекта была и Аня Мун – дочь Виктора Салтыкова от брака с Ириной Метлиной. После успеха на главном музыкальном канале страны девушка пропала с радаров. Оказывается, все это время Аня жила в США, где успела выйти замуж и развестись. В эксклюзивном интервью «МУЗ-ТВ» младшая дочь Виктора Салтыкова также рассказала об отношениях с родителями, плюсах и минусах жизни в Лос-Анджелесе, работе с Рианной

Аня, о тебе в России узнали благодаря «Новой Фабрике звёзд». Её транслировал «МУЗ-ТВ». С какой целью ты шла на проект? 

Не думаю, что я преследовала какую-то цель. На тот момент я вернулась в Россию из Лондона, где училась, и не знала, куда себя деть. Решила ради интереса сходить на кастинг, в итоге прошла его. При этом у меня были смешанные чувства. Поначалу даже не знала, стоит мне идти на «Фабрику» или нет. Друзья уговаривали: «Ты что, тебя же выбрали, давай попробуй». Так я и оказалась на проекте. 

После «Новой Фабрики звёзд» ты пропала из медийного пространства. С чем это было связано? 

«Новая Фабрика звёзд» была одним из моих экспериментов. Я не была готова к публичности, поэтому сама ушла в тень. Многие, с кем познакомилась за время проекта, предлагали сотрудничество. И я какое-то время работала на студии с парнем, который делал мне аранжировки на «Фабрике», то есть я осталась в музыкальной сфере, только за кадром. Мы писали песни на продажу и для себя. Но я не чувствовала, что это правильный путь для меня, хотела попробовать себя в чем-то другом. У меня на тот момент уже были контакты в США, куда я в итоге и уехала. Сама «Фабрика» была нелегким испытанием. Ты живешь вне дома, под камерами…. Огромное количество людей писали мне комментарии – и хорошие, и плохие. Я тогда не была готова со всем этим мириться. Повторюсь, решила заниматься музыкой «в тени», о чем в принципе не жалею.

А кто именно в России тебе предлагал сотрудничество?  

Был мальчик Марсель, который работал вместе с Виктором Дробышем и на «Фабрике» помогал мне делать песню «Табу». Кроме того, он занимался менеджментом артистов и очень сильно верил в меня. Хотел сделать со мной трек в стиле Zivert. Она, кстати, тогда еще не была так известна и даже ставила на проекте мне номер. Это удивительная история на самом деле. На все предложения Марселя я отвечала: «Не хочу делать коммерцию, не хочу быть сейчас популярной». Он тогда расстроился и сказал: «Ты делаешь большую ошибку». Не знаю, мне кажется, я тогда приняла правильное решение, все остались довольны в принципе. 

Представляешь, ты сейчас могла бы быть на месте Zivert… 

Если брать общее понимание успеха, многие сказали бы, что я упустила шанс. А я просто из тех людей, кто нутром чует, твое это или нет. На тот момент, видимо, не считала такой путь правильным. Кстати, многие, с кем я работала в Москве, сейчас тоже живут в Лос-Анджелесе. Мы все в хороших отношениях. 

Zivert проделала большой путь, чтобы стать знаменитой... 

Зиверт – молодец. В работе артиста важно быть мотивированным. Это, кстати, одна из причин, почему я после «Новой Фабрики звёзд» не хотела принимать важные решения. Я совсем была не замотивирована, даже к гастролям не была готова. И чем дольше живу, тем больше понимаю, насколько публичность – вообще не моя история, несмотря на то, что я – музыкант. Поэтому я и уехала за границу – хотелось быть за кулисами всего происходящего. О популярности никогда и не мечтала. Отчасти это, думаю, связано с тем, что я выросла в семье звезды и видела всю подноготную шоу-бизнеса. Это, знаете, то же самое, когда ты растешь в семье миллиардера, и ценность денег у тебя совсем другая. 

 

Есть и другие примеры, когда дети звезд за счет родителей строят карьеру…

Меня это очень расстраивает… Я попала на «Новую Фабрику звёзд» без помощи отца. Это уже потом стали говорить, что благодаря его связям меня протащили на проект. Я внутренне стала с этим бороться, из-за чего и уехала в США, где меня никто не знает, где я не Салтыкова, а, грубо говоря, девушка с улицы. 

С кем из бывших коллег по «Новой Фабрике звёзд» поддерживаешь отношения? Вы, помню, с Гузель Хасановой на проекте дружили…

Мы до сих пор дружим с Гузель. У нас очень теплые, близкие отношения. Ценю людей, которые четко знают, чего они хотят. И в отличие от многих фабрикантов я не была такой. Для Гузель же «Фабрика» - осознанный выбор. Она еще на кастинге сказала, что пришла победить. Я за нее топила на проекте. И у нас, кстати, никогда не было конкуренции, хоть это иногда и пытались показать в эфире. 

Аня Салтыкова

Аня, как давно ты живешь в Лос-Анджелесе? 

Получается, четыре года. 

Почему именно Лос-Анджелес, а не какой-то другой город, штат или вообще другая страна? 

Я сама себя об этом периодически спрашиваю, потому что никогда не испытывала какой-то большой любви к Лос-Анджелесу. На момент переезда у меня уже были контакты с местными музыкантами. Я работала с ребятами на расстоянии – записывала и отсылала им вокальные партии или просто делала какой-то мини-продакшн музыкальный. И многие из них меня зазывали. Говорили: «Давай приезжай. Тебе здесь очень понравится, здесь много возможностей». Так я и оказалась в Лос-Анджелесе. Конечно, ожидания у меня от него были совсем другие. На тот момент в голове у меня была одна музыка, практические какие-то моменты я упустила из внимания. Лос-Анджелес – большая деревня. Он выглядит иначе, чем Москва.

Ты сейчас говоришь о минусах жизни в Лос-Анджелесе, а какие плюсы можешь назвать? 

На новом месте тебе приходится забыть о наработанных контактах, связях и начать все с нуля. Даже если ты семи пядей во лбу, все равно какое-то время уйдет на адаптацию, как минимум, нужно привыкнуть к менталитету. Я изначально думала, что Лос-Анджелес чем-то похож на Лондон, по крайней мере по менталитету. Оказалось, всё иначе. Лос-Анджелес закаляет. Здесь нужно быть дисциплинированным, нельзя лениться и расслабляться. Это на самом деле такой интересный челлендж для тебя как для музыканта. Конечно, выйти из зоны комфорта – страшно, но это тебя и закаляет, развивает. Много возможностей – один из плюсов жизни в Лос-Анджелесе. Не зря говорят, если ты добился успеха в Лос-Анджелесе, добьешься его где угодно… Сюда съезжаются со всего мира, причем не только музыканты, а это конкуренция. И ты в итоге прикладываешь максимум усилий, чтобы быть круче остальных. В России у меня не было такого ощущения, я не видела людей, которые были бы круче меня. 

Что за молодой человек у тебя на фото и видео в социальных сетях? Говорят, муж…

Нет, это мой молодой человек. Муж был, но сплыл (смеётся). И замуж я пока не собираюсь. Бойфренда зовут Дэвид. Он совсем из другой сферы, не музыкант. И мне это очень нравится. Раньше я почему-то находила точки соприкосновения именно с творческими ребятами. 

Аня Салтыкова с возлюбленным Дэвидом

Как вообще замужество случилось в твоей жизни? 

Замуж я вышла как раз здесь, в Лос-Анджелесе. История была не из легких. Все случилось в один момент. Вышла замуж, началась пандемия. Муж вел себя не лучшим способом. Я осталась одна. Мы вместе работали над альбомом, у меня были планы, но в один момент все полетело. Это я сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что, значит, так нужно было, но тогда... Мне в итоге пришлось поменять планы, взять всё в свои руки. Мне кажется, когда была замужем, большую часть ответственности перекладывала на избранника, а сейчас, наоборот, понимаю, что за меня никто и ничего не сделает, всего нужно добиваться самой. 

Сколько брак продлился в итоге? 

Мы недолго были вместе, прожили в браке шесть месяцев. Как быстро чувства вспыхнули, так же быстро и погасли. Почему мы поженились? На тот момент нам казалось, что так и должно быть. Потом началась реальная семейная жизнь. Ты же не просто альбом целыми днями пишешь, но и бытовыми вопросами занимаешься. И вот этот бытовой вопрос, так сказать, вопрос практичности, никак не сработал. Мы поняли, что абсолютно по-разному смотрим на мир. Для семейных отношений мне это не подходило. Я была инициатором расставания. После развода психанула и заявила: «Я вообще больше ни с кем не буду встречаться» (смеётся. – Прим.ред). А потом нарисовался Дэвид, как принц на белом коне из сказки. 

Аня и Дэвид

А Дэвид каким оказался? 

Дэвид – совсем другая история. После развода я правда не хотела никаких отношений и очень долго присматривалась. Дэвид не переставал проявлять интерес. У меня в принципе было четкое представление о партнере по жизни. Это хорошо, мне кажется, когда ты представляешь, какого человека хочешь видеть рядом с собой. Должны быть не только чувства, любовь… Вы должны доверять друг другу, смотреть в одну сторону. С Дэвидом так и произошло. Я подумала: «Почему бы и нет». С тех пор, как мы начали встречаться, у обоих жизнь пошла в гору. Это хороший знак. У нас правильный баланс мужского и женского. А если говорить о музыкантах, то все они эмоциональные, а два эмоциональных человека в семье – не всегда хорошо для жизни, для воспитания детей. Я все-такие не только артист, но и женщина, в будущем мне хочется стать мамой. 

Аня Салтыкова и её возлюбленный Дэвид

Кстати, а как родители отреагировали на твое замужество? 

Отец изначально был против моего переезда за границу. Он не понаслышке знает, что такое быть одному в открытом мире. Но я человек упрямый, если что-то решила, то уже не остановить. Родители, конечно, были в шоке. Тогда весь мир был в шоке от пандемии, она на всех психологически давила. Родители переживали, что я одна за границей, что не могу улететь обратно в Россию. Плюс печальная история с замужеством. При этом мама всегда мне давала свободу. Говорила: «Делай, что считаешь нужным». Отец же часто зазывал домой, на что я отвечала категорически «нет». Позже, кажется, и он смирился. 

Когда последний раз родителей видела? 

Четыре года назад. Я как раз планирую поездку домой, уже невмоготу... У меня близкие отношения с родителями и братом Святославом. Родители, бывает, отсылают мне его кроссовки и говорят: «Ты носи его кроссовки, потому что он уже из них вырос». Я: «Как вырос? Он еще маленький мальчик» (смеётся. – Прим.ред). А оказывается, что Святослав уже подросток. Такие моменты выводят из душевного равновесия, возникает даже чувство вины. Я точно никогда не скажу: «Буду одна в Америке, а вы сидите там». Наоборот, в Лос-Анджелесе я поняла, насколько для меня важна семья, как я хочу развиваться, чтобы обеспечивать своих родителей и вообще больше времени проводить с ними, не терять контакт. 

Аня Салтыкова

А с сестрой Алисой (дочь Виктора Салтыкова от брака с Ириной Салтыковой, - прим. ред.) какие у тебя отношения? 

Мы подружки, за что спасибо Алиске. Она никогда не презирала меня, как могли сделать другие дети после ухода отца из семьи. Она всегда видела во мне отдельную личность. Алиска вообще очень добрая. Мы с ней разные, но в этом даже есть какой-то свой кайф. Мы познаем себя через друг друга, так сказать. Мы часто общаемся. Последний раз созванивались пару недель назад. 

Вернёмся к творчеству. Какое место музыка занимает в твоей жизни сейчас? Она приносит основной доход, как я понимаю? 

После переезда в Лос-Анджелес я плотно занималась музыкой, но после ситуации с мужем меня как будто откинуло в сторону, стала работать в видеопродакшне. А сейчас чувствую, что полностью должна посвятить себя музыке. Душа требует. И ещё это меня связывает с семьей. Это то, от чего ты не можешь убежать. 

А правда, что ты написала трек Рианне? 

Это было, когда я работала вместе с мужем. Мы записали несколько треков для крупных рэперов. У одного из них, Octavian записалась Рианна. Я была сонграйтером. Плюс мои бэки звучат в этой композиции. 

Аня Салтыкова

Интересный опыт…

Большая часть успеха безусловно в твоем труде, но в то же время важно быть в правильной тусовке. Я как раз была в такой тусовке, и когда вышла из нее, сильно расстроилась. Только спустя время поняла, что это был хороший урок. Ты не должен на кого-то рассчитывать и кичиться работой с Рианной или Джастином Тимберлейком, а должен быть сам по себе крутым. В Лос-Анджелесе это, кстати, распространено. Здесь каждый третий – музыкант или художник. И каждый показывает свою значимость, упоминая какие-то известные имена. По моей же философии гораздо круче создать свой бренд. 

О чем ты сейчас больше всего мечтаешь? 

Я пересмотрела свои взгляды на многие вещи после переезда за границу. Когда ты молод, думаешь о славе и деньгах. Но когда оказываешься в новом месте без всего, понимаешь, насколько люди важны в твоей жизни, причем люди, с которыми у тебя истинный контакт, люди, которых ты любишь, поддерживаешь. У американцев иное отношение друг к другу. Они так близко не дружат, как это делают русские. Везде личностные границы. Считаю, это правильно, но не тогда, когда касается любящих людей. Русские же могут пойти против своих принципов. Из-за пандемии я еще больше стала ценить человеческое общение, поэтому моя мечта – увидеть всех своих подружек, поехать с ними куда-нибудь, например, в Таиланд. Хочу дать им внимание, заботу и не думать ни о чём. 

Фото: личный архив Ани Салтыковой 
 

На фоне скандала с Алсу Анастасия Решетова призналась в романе с мужчиной намного старше нее

На фоне скандала с Алсу Анастасия Решетова призналась в романе с мужчиной намного старше нее

Состояние тяжелобольного Карла III вызвало серьезные опасения

Состояние тяжелобольного Карла III  вызвало серьезные опасения

Джин из BTS стал олимпийским факелоносцем (ВИДЕО)

Джин из BTS  стал олимпийским факелоносцем (ВИДЕО)