ЭКСКЛЮЗИВ МУЗ-ТВ: Imanbek — о возлюбленной, машинах и доме мечты

Как живет казахский музыкант спустя год после победы на «Грэмми»?

img

Иманбек Зейкенов, он же Imanbek, год назад получил «Грэмми» за ремикс к треку Roses рэпера SAINt JHN. Теперь о казахском музыканте, работавшем на железной дороге, знает весь мир. В эксклюзивном интервью «МУЗ-ТВ» Иманбек рассказал о возлюбленной, доме мечты, машинах и коллегах по сцене.

 

Imanbek, как понимаю, ты по-прежнему живёшь в Казахстане. Почему так и не решился на переезд в Москву? 

Скорее всего, и не решусь. У меня какой-то страх мегаполисов. Дискомфортно себя в них чувствую. 

Прошел год как ты получил «Грэмми». Что за это время кардинально поменялось в твоей жизни? 

Стал публичной личностью. Теперь меня знают не только в Казахстане, но и во всем СНГ. На улице даже узнают. 

С каким лейблом сейчас работаешь? 

Effective Records. 

Получается, ты работал с этим лейблом еще до «Грэмми»? 

У меня есть пара ремиксов, выпущенных на других российских лейблах. Но позже я начал сотрудничество с Effective Records и по сей день только с ним работаю. 

Ты говоришь – сотрудничество. А как же контракт? 

Контракта как такового нет. Все держится на честном слове. Братские – так бы назвал наши отношения. 

Как считаешь, смог бы добиться таких успехов без Effective Records? 

Скорее всего, да. Но я бы не стал этого делать. Никому так не доверяю как Effective Records. Знаю этот лейбл давно. На другие даже не смотрю. 

А как твоя жизнь поменялась в финансовом плане? Что сейчас можешь купить, о чем еще год назад мог только мечтать? 

В каком-то интервью я сказал, что хочу большой дом. В итоге купил его - здесь, в Павлодаре (город, расположенный в 450 километрах от столицы Казахстана). У меня есть три машины. Все нормально с финансами. Лучше, чем год назад (смеётся. – Прим.ред). 

Как дом выглядит? 

В нем три этажа. На цокольном сейчас идёт ремонт. Там будет моя студия, бильярдный зал, бар. Изначально этот дом я покупал родителям. Но мои родители около 30 лет прожили в одной квартире, поэтому для них переезд – это, наверное, самая главная перемена, к которой они ещё не готовы. Пока сам здесь обживаюсь. Посмотрим, что из этого выйдет. Родители живут в Аксу. От Павлодара это - 35-40 километров. 

Что за машины у тебя, кстати? 

Lexus RC 350, Toyota Land Cruiser и моя любимая – LADA Priora с громким автозвуком. 

Ремикс на Roses, принесший «Грэмми», ты написал за два часа. Сейчас с какой скоростью пишешь музыку? 

Никогда не гнался за количеством. Могу месяц не писать. А могу в месяц и пять, и десять, и пятнадцать демок записать. Это я и называю свободой творчества. А все остальное – это уже какие-то обязательства.

Кому первому доверяешь послушать свежий трек? 

Есть у меня друг Серик. Он меломан, знает много песен. Сейчас учится писать музыку. У него уже есть релиз на подлейбле Effective Records – Gangster Music. Среди первых слушателей – пацаны с лейбла, в частности Кирилл Dzham. Он для меня главный музыкальный критик. 

С уверенностью можно сказать, что большая часть твоей аудитории – англоязычная. У тебя самого как с английским дела? 

Свободно по-английски я не говорю, но, думаю, скоро научусь этому. Двух месяцев будет достаточно. Я вообще очень быстро чему-либо учусь, есть у меня такая особенность. 

С кем из зарубежных коллег по сцене удалось пообщаться вживую или хотя бы по видеосвязи? 

Помню, общались с Hollywood Undead. За три-четыре месяца до релиза. Обсуждали, каким будет трек. С Ryan Tedder из OneRepublic. Перед выходом ремикса общался по телефону с Armin van Buuren. Я тогда был в шоке от того, насколько хорошо понимал его английский. Но составлять предложения мне сложно, на слух лучше воспринимаю язык. 

Как так получилось, что ты еще не дал ни одного концерта в Москве? 

Предложения были, но пока в приоритете Европа. Там спрос больше на Imanbek. 

А за границей где успел выступить?

В Дубае три раза выступал. Еще в Нижнем Новгороде. Для меня это тоже заграница (смеётся. – Прим.ред). 

И как тебя публика встречала? 

Честно, кайфовал от того, что люди танцуют. Я много раз видел, как зрители на других концертах просто стояли и снимали на телефоны. А там люди отрывались по максимуму. Есть у меня один волшебный сет, где под все треки танцуют. 

Константин Майер снял про тебя документальный фильм. Когда он выйдет? Анонсов было много, но релиз так и не состоялся… 

Мы планировали выпустить его в феврале или марте этого года, но возникли некоторые разногласия. Может, он вообще не выйдет. Информация закрыта, не могу ничего сказать конкретного. 

Давай представим, что тебя позвали сняться в большом кино. Что выберешь – драму или комедию? 

Драма – не мое. Я «Титаник» посмотрел первый раз только месяц назад. Комедия – другое дело. Готов и хочу в ней сняться. 

Знаю, что у тебя есть девушка. Как давно вы вместе? О свадьбе не задумывался? 

Мы встречаемся полтора года. Жениться? Как буду готов – обязательно. Думаю, в течение года. Я разделяю карьеру и личную жизнь, поэтому сразу попросил девушку, чтобы она никак не пересекалась с моей деятельностью. Например, не мешала работать на студии. Поддержка с её стороны, конечно, колоссальная. Она, бывает, одной из первых слышит мои новые треки. 

А в качестве отца видишь себя или еще рано? 

Мне кажется, я буду не самым серьезным отцом. Если появятся дочери, не смогу их ругать. Но сыновей буду воспитывать в строгости, чтобы они выросли настоящими мужчинами – сильными и смелыми. 

Я уже понял, что ты много работаешь. А как отдыхаешь? 

Свободное время у меня – это бытовуха. Смотрю телевизор или играю за компьютером. При этом не могу назвать себя игроманом. Много времени уделяю машинам. Появляется свободная минута – иду их намывать и чистить. И, конечно, с друзьями провожу время. И двух дней не проживу без друзей. Всегда либо я еду к пацанам, либо они у меня собираются.

Фото: пресс-служба

комментарии
всего {{ count }}